Официальные извинения    192   14435  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    147   29002  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    741   79293 

Modus vivendi/Образ жизни

«ЦИФРОВОЙ СЛЕД» ЛИЧНОСТИ – НОВЫЙ СМЫСЛ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА и некоторые следствия этого

 22  11068

ДЕКЛАРАЦИЯ МАЛЕ

Принята на IX общей конференции ИПРОГ

22-26 февраля 2021 года в г.Мале

в дополнение Римской декларации ИПРОГ 2018 года

«Некоторые объективные тенденции

глобальной трансформации человечества».


Введение. Утрата управляемости

 

1. Трансформация общественных отношений и структур под влиянием развития и распространения информационных технологий, разнонаправленно форсируемая представителями различных глобальных проектов, вышла из-под контроля и приобрела никем не контролируемый динамизм.

            Глобальные проекты, их наложение, сотрудничество и конкуренция остаются главными факторами развития и, в частности, реализации объективных закономерностей.

Информационные технологии, качественно повысив мощь всякого осознанного актора, позволили приобрести глобальное значение многим региональным и групповым инициативам, что принципиально усложнило структуру глобальных проектов, сделало их взаимодействие неопределенным и превратило составление их новой карты в главную текущую задачу общественных наук.

 

 

а) Геополитика социальных платформ

 

            2. Экономические прогнозы второй половины 90-х указывали на крайне высокую вероятность срыва мира в Глобальную депрессию в самом начале нулевых. Глобальный управляющий класс и его ключевой элемент – образующие «ядро» мировой экономики инвестиционные фонды - сумел отодвинуть этот срыв на 20 лет экспортом США хаоса и эмиссионной накачкой ключевых экономик.

            За эти 20 лет благодаря форсированному финансированию социальной инженерии была создана принципиально новая среда обитания человека – социальные платформы, то есть используемые для массового управления социальные сети (первая среда обитания – природа, вторая – техносфера). Погруженные в них общества приобрели качества алгоритмических: управляемых через индивидуальное поведение живущих в социальных платформах их членов, в высокой степени детерминированное порождаемыми платформами эмоциями и информацией.

Детерминированные социальными платформами решения принимаются индивидами формально самостоятельно, без принуждения, индивидуально свободно. Степень приближения этой детерминированности к оптимуму (80% для общественно значимых решений; более высокий уровень затрудняет саморазвитие и автокоррекцию системных ошибок) есть показатель эффективности всякой социальной платформы.

 

            3. Спекулятивный финансовый капитал в наиболее передовой своей части переродился в капитал социальных платформ и сейчас созидает новый мир, используя в качестве ключевого инструмента коронабесие, а затем – и осознание срыва мира в Глобальную депрессию.

            Не успевший сменить кожу, застрявший в прошлом спекулятивный финансовый капитал обречен на гибель, и его агония и смерть станут основным содержанием официальной истории человечества следующего десятилетия.

 

            4. Социальные платформы обеспечивают управление каждым индивидом непосредственно, без посредничества «приводных ремней» в виде организаций и денег. Это снижает потребность в деньгах и превращает финансовый капитал из необходимого инструмента управления в разъевшегося, невесть что возомнившего о себе и полностью утратившего полезность паразита, подлежащего уничтожению просто в целях экономии.

            Таким образом, «обнуляется» и «сбрасывается» (по Швабу) не только капитализм, но и деньги, и рыночные отношения как таковые: рынок жизненных благ заменяется их прямым распределением в рамках социальных платформ, так как главным делом человека становится уже не производство и потребление этих благ, но производство (в основном бессознательное) «цифровых следов», служащих уникальным сырьем для обучения главного фактора современного развития – искусственных интеллектов.

            Таким образом, общественной ценностью и смыслом существования человека становится сама его жизнедеятельность по себе, «как животного» - без учета степени ее осмысленности и моральности.

            Прямое распределение жизненных благ объективно требует их минимизации, что выражается в тренде на «экологизм».

Разумеется, рыночные отношения сохраняются (как вообще сохраняются господствующие отношения прошлой эпохи, - так, господствующее при феодализме насилие при капитализме даже столь важно, что государство присваивает себе монополию на него), - но лишь во второстепенном качестве.

 

            5. Глобальная конкуренция обозримого будущего будет конкуренцией искусственных интеллектов, опирающихся на социальные платформы как на свою базу и осуществляющих экспансию за их пределами.

            Социальная платформа будет основой суверенитета, подобно эмиссии валюты по своим потребностям в эпоху финансового спекулятивного капитала и наличии передового ВПК в индустриальную эпоху.

            Макрорегионы, не создавшие своей социальной платформы, утратят субъектность подобно континентальной Европе после Brexitа и Англии (несмотря на наличии Сити и лучшую в мире социальную инженерию, которая поможет ей не больше, чем Блистательной Порте) после предстоящего провала проекта Великого Турана. Они будут лишь инструментами глобальных проектов, обладающих своими социальными платформами.

            Таким образом, подлинным суверенитетом будут обладать США (точнее, глобальные капиталы, превратившие их в свою оргструктуру), Китай и, возможно, Россия (создавшая свои соцсети, но до сих пор в силу отсутствия субъектности владеющей ею тусовки не превратившая их в социальные платформы).

            Дополнительным признаком суверенитета будет полное блокирование, ограничение либо хотя бы обложение налогом за каждый аккаунт деятельности в контролируемом пространстве чужих социальных платформ (так как они используют население соответствующих макрорегионов для тренировки конкурирующих с ними искусственных интеллектов).

 

            6. Возможно, эволюция человечества будет идти в форме эволюции искусственного интеллекта (который займет место коллективного сознания или будет конкурировать и конфликтовать, а в отдельных случаях сотрудничать с ним) и эволюции социальных платформ.

            Подобно финансовым рынкам, интегрирующим все виды финансовых операций и инструментов, социальные платформы будут интегрировать все виды активности, перерождаясь в объединяющие все возможные виды «цифровых следов» (и, соответственно, все способные оставлять их виды деятельности) экосистемы.

 


 

Потребительская культура и неолиберализм

 0  1221

Существует прочный союз потребительской культуры и неолиберального экономического порядка. Рыночная идеология и потребительская культура сходны во многих своих постулатах. При этом неолиберальные доктрины насыщены множеством мифов, утверждающих, что именно рынок и культура потребления – залог демократизации общества. Реалии общества потребления во многих аспектах опровергают обещания либералов о сопутствии свободного рынка демократическим тенденциям. Коммерциализированная по неолиберальным рецептам культура теряет свою аутентичность. Массовое сознание дегероизируется, трансформируется отношение к социально полезным ценностям и к самому понятию «общественная польза». Укоренение в российском обществе ценностей потребления можно рассматривать как особенность культурного империализма со стороны Запада.

ВОЗМОЖНА ЛИ ФИЛОСОФИЯ ПРАВДЫ В ЭПОХУ СОВРЕМЕННОСТИ?

 1  2208

No-Go-Zone и проблемы суверенитета западноевропейских государств

 54  13315

«НЕРУШИМЫЙ СОЮЗ, СОЗДАННЫЙ ИЗ НЕРУШИМЫХ ШТАТОВ» Конституционное право США на страже единства федерации.

 3  2439

Американский опыт противодействия сепаратистским движениям, попыткам выступлений отдельных штатов против верховенства федерации и федеральных законов обладает особым значением для России. С окончания Гражданской войны (1861-1865 гг.) в конституционном праве США закреплен непреложный принцип: американская правовая система состоит из «нерушимого Союза, созданного из нерушимых штатов». Федеральное вмешательство - необходимый элемент функционирования государственно-правового механизма Соединенных Штатов.

“The indestructible Union composed of indestructible states”. The Constitutional law of the USA on the guard of unity of federation

American experience of dealing with separatist movements, and attempts of individual states to fight against supremacy of federation and federal laws has special meaning for Russian lawmakers and scholars. Since the end of the Civil War (1861-1865), American constitutional law is based on an immutable principle: the USA is “an indestructible Union composed of indestructible States”. The mechanism of federal interventions is an integral part of the U.S. constitutional law.